HomeАлюминий › Алюминий, и его получение

Алюминий, и его получение

Алюминий, и его получениеЛишь спустя три четверти века другие ученые успешно завершили осаду неприступной крепости. В 1829 году Фридрих окончил медицинский факультет знаменитого Гейдельбергскрго университета. Исполнилась заветная мечта, завершен курс медицинских наук, и Вёлер уже готовился к врачебной деятельности. Однако не медицина стала его призванием. Как и многие талантливые химики прошлого — Леблан, Фуркруа, Шапталь, которые получили медицинское образование, Вёлер сменил профессию. Химия захватила его на всю жизнь.

 

А началось все с того, что знаменитый химик — профессор Гмелин, у которого он учился в Гейдельберге, обратил внимание на его студенческие работы. Маститый ученый разглядел в них подлинный талант. Гмелин стал уговаривать Фридриха Вёлера посвятить себя научной деятельности в области химии.

\»Химик больше, чем кто-либо, сможет при желании оказать неоценимые услуги человечеству, — говорил он. — Медицина без химии никогда не будет в состоянии превратиться из несовершенного искусства в научную отрасль знаний\».

 

Неделя прошла в мучительных раздумьях, но убедительные доводы наставника нашли отклик в душе Вёлера. Вскоре Вёлер по совету своего учителя отправился в Стокгольм к выдающемуся шведскому химику Берце-лиусу, любезно предоставившему ему возможность работать в своей лаборатории. Почти год провел здесь молодой ученый, выполнив ряд блестящих исследований, привлекших к ним внимание научных кругов Европы.

 

Его успехи вызывали искреннее восхищение Берцелиуса. В лаборатории великого шведа Вёлер узнал о работах датского ученого Ганса Эрстеда с хлористым алюминием. Эрстед — более физик, чем химик, охотно занимался сложными химическими проблемами. Поэтому он предпринял попытку продолжить эстафету, начатую Дэви в поисках методов извлечения металла из глины. Изучая различные оксидные соединения, Эрстед разработал новый метод превращения их в хлористые.

 

Используя опыт Берцелиуса, он задумал провести эксперименты по выделению алюминия из глинозема. Сначала он решил превратить глинозем в хлористое соединение алюминия — ведь ему уже был хорошо знаком способ обработки оксидных соединений. Расчет оказался верным. Прокаливая кусочки глинозема в тигле с углем и вытесняя затем кислород. Эрстед в 1825 году впервые получил хлористый алюминий. Казалось, что \»невидимка\», столько раз ускользавший из рук исследователей, теперь будет настигнут.

 

Тогда уже было хорошо известно, что калий — более активный металл, чем алюминий. Значит, рассуждал Эрстед, с помощью какого-либо соединения калия металл можно вытеснить из хлористого алюминия. Однако опыты с амальгамой калия не дали желаемого результата. Как и Дэви, Эрстеда постигла неудача — чистого алюминия получить не удалось.

 

На этом и закончились попытки Эрстеда \»поймать\» неуловимый металл. Больше никаких опытов по выделению алюминия он не ставил, а занялся изучением другой очень важной проблемы — электромагнетизма. Возвращаясь из Швеции на родину, Вёлер решил посетить Эрстеда в Копенгагене и подробнее ознакомиться с его работами, связанными с поисками способов извлечения алюминия из глинозема.

 

Датский ученый радушно принял в своей лаборатории талантливого ученика Гмелина и раскрыл ему свои \»секреты\». Прощаясь, Вёлер обещал Эрстеду продолжить столь успешно начатые атаки на глинозем и освободить \»пленника\» из темницы. И выполнил свое обещание. Вернувшись из Копенгагена, Велер с энтузиазмом, целеустремленно начал проверять опыты Эрстеда.

 

Спустя два года он напишет: \»Я повторил опыт Эрстеда, но не получил определенных результатов… Поэтому я стал искать другой метод, не утверждая, что по методу Эрстеда получение алюминия невозможно\». Вёлер начал с того, что нагревал амальгаму калия с хлористым алюминием. Когда же затем он перегонял амальгаму калия, то на дне тигля оставался серый расплавленный металл, который при повышении температуры нагрева стал испаряться зелеными парами и выделился в виде чистого калия.

 

Повторяя этот опыт несколько раз, Вёлер неизменно получал все тот же результат. Сомнений не было. То, что Эрстед принимал за алюминий, было лишь калием, содержащим алюминий. Огорченный неудачей молодой ученый (ему было тогда 26 лет) не сложил, однако, оружия; он настойчиво продолжал свою \»охоту\».

В новых опытах он воспользовался вместо амальгамы калия чистым калием, хотя работа с ним представляла большие трудности. Но терпение и труд все перетрут — гласит мудрая пословица.

 

И вот, 22 октября 1827 года, \»зверь\» был пойман. В этот памятный день наконец-то \»родился\» первый в мире алюминий. Удалось получить его совсем немного — всего тридцать граммов. Это была внушительная, но еще не окончательная победа. Еще много предстояло трудностей, которые нужно было преодолеть, немало сомнений, которые предстояло разрешить. Тщательно изучив опыт своих предшественников — Дэви и Эрстеда, избегая их ошибок, Вёлер ставил все новые и новые опыты, видоизменяя их в том или ином направлении.

 

Но лишь спустя почти двадцать лет он сможет с глубоким удовлетворением наконец написать своему близкому другу и коллеге — также широко известному немецкому химику Либиху: \»Я нашел способ получения алюминия в виде зерен величиной с булавочную головку!\»

 

Итак, Вёлер первым выделил чистый алюминий, хоть и в мизерных количествах. Однако дальше дело у него не пошло. Промышленный способ получения алюминия еще ждал своего изобретателя.

Article Global Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Eli Pets

Comments are closed.